+7(812) 275-01-78

БРОНИРОВАНИЕ ГОСТИНИЦЫ

Обязательное поле *

  Refresh Captcha  
 

СПЕЦ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Начат ремонт в номерах
Мы приступили к реновации наших номеров. На данный момент обновлены
Тариф
Мы вводим тариф "Без завтрака". В случае, если Вам не нужен завтрак,
Длительное проживание
Длительное проживание (от 7 до 13 суток: 5%; от 14 до до 20 суток: 10%; от 21 до
Раннее бронирование
В случае раннего бронирования (свыше 20 суток до даты заезда)
Забронируй 3 суток - четвёртые получи в подарок.
В период с октября по март при бронировании 4 суток Вы оплачиваете
Баннер
История гостиницы на Сапёрном переулке

Гостиница находится на Саперном переулке, первоначально именовавшемся 2-й Графский переулок (1798–1836). Такое наименование было связано с тем, что на углу переулка (он был тогда гораздо длиннее в западном направлении) и Литейного проспекта находился дом графа Самойлова (дом существует до сих пор, ныне перестроен). Современное название присвоено 7 марта 1858 года в связи с тем, что напротив переулка находились казармы лейб-гвардии Саперного батальона (ул. Радищева, д. 35-39).

В Сапёрном переулке жили такие известные люди, как критик А. Л. Волынский (в доме 9/1, с 1909 по 1911), режиссер Н. П. Акимов (в доме 14, с 1927 по 1929), критик В. В. Стасов (в доме 16,c 1895 по 1896). С домами 10, 13 и 21 связана жизнь поэтессы М. И. Цветаевой. В доме №8 с 1891 по 1893 жил писатель Д.Н. Мамин-Сибиряк, а в 1880 году на четвертом этаже флигеля находилась подпольная типография революционной народнической организации "Народная воля" (1 марта 1881 г. эта организация совершила убийство императора Александра II).

В середине XIX века нынешние участки домов 5 и 7 по Саперному переулку принадлежали князю Николаю Петровичу Волконскому. Там стоял небольшой одноэтажный дом с мезонином. После того, как на участке дома 3 в 1857 году архитектор Брандт построил каменный особнячок, началось строительство и здесь.

Особняк Н. П. Волконского (сейчас включенный в здание гостиницы) был построен в 1858-1859 годах архитектором Сената Федором (Фридрихом) Ивановичем Брауном. В 1890 году дом был расширен техником Александром Константиновичем Бушем.

В 1893 дочь князя Волконского княгиня Мария Николаевна Волконская основала в особняке в память своих покойных сестер Надежды и Эмилии убежище на 10 слепых девушек. Убежище находилось в ведении частного благотворительного общества, утвержденного Высочайшим указом от 13 февраля 1881. Со 2 апреля 1881 общество находилось под покровительством императрицы Марии Федоровны.

В 1899 М. Н. Волконская завещала обществу все свое состояние – более 900 000 рублей, треть которого предназначалась на расширение убежища. Инженер В. А. Лучинский перестроил особняк, переделал фасад и возвел небольшую звонницу. После расширения в убежище содержалось 50 слепых женщин в возрасте от 20 до 50 лет.

30 января 1900 года митрополит Антоний освятил расположенную на 3-м этаже домовую церковь на 200 человек во имя преподобных Ксенофонта и Марии. Церковь занимала длинный зал и была украшена витражами. Образа в иконостасе написал А. С. Славцов.

С 1907 года в храме служил будущий раскольник – протоирей Христофор Александрович Белков, который, вероятно, и стал последним священником церкви, закрытой после 1920. В 1914 году здесь был крещен замечательный писатель Вадим Сергеевич Шефнер (1914–2004). Об этом он рассказал в своей книге "Имя для птицы":

«"Выпись из метрической книги", выданная причтом церкви Ксенофонта и Марии в городе Петрограде, удостоверяет, что родился я 30 декабря 1914 года и крещен 7 февраля 1915 (по старому стилю). В метрике названы родители: подполковник Сергей Алексеевич Шефнер, православного вероисповедания, и его законная жена Евгения Владимировна, евангелическо-лютеранского вероисповедания.

Вернусь к метрике. На ней — круглая печать церкви преподобных Ксенофонта и Марии; по ободку ее — надпись: "Прибежище слепых женщин имени княжон Волконских". Однажды я спросил у матери:

— Мама, почему это меня в такой странной церкви окрестили, ведь ты всегда была зрячей и ни в каких прибежищах не обитала? Почему не могли крестить меня, скажем, в Андреевском соборе?

Мать ответила, что она венчалась с отцом тоже не в большом соборе, а в церкви при Академии художеств, и далее пояснила, что в предреволюционные годы в том петербургском кругу, к которому принадлежала ее семья, было модно венчаться и крестить детей не в больших церквах, а в "домашних", — в этом находили нечто утонченное, романтическое. Однако у нас не было родственников настолько знатных и состоятельных, чтобы они владели особняком с личной церковью, и потому меня решили крестить в церковке Ксенофонта и Марии, что в Саперном переулке, видя в ней некий суррогат домашней церкви. К тому же церквушка эта хорошо отапливалась, и меньше шансов было на то, что младенец простудится после погружения его в купель».

В настоящее время напоминанием о церкви осталась звонница с двумя проёмами арочного типа, на чердаке над входом в гостиницу.

В 1909 году здание убежища было еще раз перестроено по проекту инженера Владимира Александровича Шевалева (служил архитектором отдельного корпуса Пограничной стражи в Петербурге и построил для него комплекс зданий на улице Красного Курсанта и Ждановской) и в нем стало проживать 120 слепых женщин. Попечителем убежища был Анатолий Григорьевич Росовский, надзирательницей — Мария Иосифовна Колковская, а помощницей — Анна Семеновна Тетюхина.

С 1920 года здание принадлежало институту растениеводства им. Н.И. Вавилова. 1 февраля 2009 года в здании открыта гостиница.